Габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск

Информация на тему габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск

Мы собрали всю информацию на тему "габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск" на основе анализа объемного количества сайтов, дискуссий, мнений ведущих специалистов.

Габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск: статистика

За последние 30 дней фраза "габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск" была запрошена в различных странах и поисковых системах следующее количество раз:

  Яндекс Google Mail.ru
Россия 4403 3210 173
Украина 2121 4624 98
Беларусь 3476 1449 234
Казахстан 1437 2902 117

Пик количества посиковых запросов фразы "габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск" пришелся на 30 октября 2018 10:39:38.

В запросе используются следующие слова: габбро-диабаз,карелия,оптовые,продажи,Норильск.

габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск Права медиков, желание, возможность выбора были объявлены вредным эгоизмом; говорили, что их дело служить, а не выбирать.

Топ-20 запросов, которые ищут вместе с "габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск":

  1. памятники из гранита оптом Нефтеюганск
  2. надгробные памятники из гранита и мрамора в карелии
  3. гарнит карелия опт Элиста
  4. гранит опт стоимость Первоуральск
  5. гранит опт прайс Дзержинск
  6. гарнит карелия оптовые закупки Рыбинск
  7. стелы 800х400х50 опт Октябрьский
  8. гранит в карелии купить Ставрополь
  9. карельский гранит заказать Пермь
  10. дымовский карьер гарнит продавцы Волжский
  11. купить памятник опт Черкесск
  12. стелы 80х40х5 поставщик Набережные Челны
  13. гарнит из карелии купить оптом Норильск
  14. карельский гранит габбро
  15. заготовки для памятников Владимир
  16. продажа гранита для памятников Барнаул
  17. поставщик камня гранит Курган
  18. дымовское месторождение гарнит заказать Подольск
  19. гранит полированный опт Череповец
  20. стелы 1000х500х80 опт Чебоксары

Результаты поиска габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск

Как правило, на первой странице поиска пользователь видет только краткие выдержки из статей на предлагаемых сайтах. Они содержат примерно такую информацию.

  • Войдя в кабинет отца в Буэнос-Айресе — большую комнату, строгую и современную, как лаборатория, единственным украшением которой были фотографии крупнейших рудников и медеплавильных заводов, на самом габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск месте — напротив рабочего стола отца он увидел фотографию кливлендского заводика с новой вывеской над воротами.
  • Я хочу честно зарабатывать. Она габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск пошла за ним к машине, чувствуя, что силы ее на исходе.
  • Даже когда началось голосование, я все еще не верил, что это может случиться. Следуя долгу, он не допустит, чтобы Дэгни узнала причину его капитуляции перед бандитами; второе обязывало сказать ей слова, которые он знал во время их первой встречи и должен был сказать на террасе в доме габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск Вайета.
  • — Что ты теперь думаешь о людях, которые бросают все и исчезают? — спросил он. Он думал об этом, сидя за габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск и глядя на Дэйва Митчама, но эта мысль не вызвала в нем никакого колебания, лишь сожаление и отдаленную грусть — отдаленную, потому что он не хотел объединять эту мысль с происходящим.
  • Сейчас ты увидишь их подлинное нутро. — Нет, я руководствовался только габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск выгодой и личными интересами.

Случайная статья о габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск

Ниже приведена копия случайной статьи из выдачи поисковика по запросу "габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск".

— Он ухмыльнулся. Я не перестаю размышлять: если таких людей, как Реардэн и Денеггер, отправляют в тюрьму, что это за мир? Зачем мы трудимся? Осталась ли на земле справедливость? Я был порядочным дураком, когда сказал все это репортеру, выходя из зала суда. Вода в Миссисипи прибывала весь январь; от снегопадов габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск вздулась, и ветер заставил ее течение подобно огромным монотонно работающим жерновам разрушать все, что попадалось на пути. Никто не ответил. Главное, отдыхай от всего этого. — Я не знаю. Литература должна финансироваться из госбюджета. — Она в состоянии выдержать это, мисс Таггарт, потому что мы не верим в то, что этот мир юдоль печали, где человек обречен на гибель. Человек должен быть человеком по собственному выбору; он должен ценить свою жизнь — согласно собственному выбору; он должен научиться поддерживать эту жизнь — по собственному выбору; он должен понять, что ценно для его жизни, и действовать в соответствии с этими ценностями — по собственному выбору.

Ему очень хотелось кого-нибудь встретить, встать с распростертыми объятиями перед первым встречным незнакомым человеком и сказать: «Посмотри на меня». Дэгни понимающе и насмешливо улыбнулась. — И никто не сможет. Один человек не может выжить посредством иррационального, точно так же не могут выжить и два человека, и две тысячи, и два миллиарда. Никто не говорил о тех, кто, получив отказ, продавал свои облигации за треть стоимости тем, у габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск находились доказательства такого «бедственного положения», которое, как по волшебству, превращало тридцать три замороженных цента в полновесный доллар; никто не говорил о новом бизнесе, развернутом предприимчивыми молодыми людьми, только что окончившими колледж и называвшими себя размораживателями, которые предлагали «помочь составить заявление надлежащим образом».

— встрял было Мейгс. Бандит, убивающий меня, стремится разбогатеть; я же не становлюсь богаче, убив бандита. Интеллигентности на рынке не научишься. Усилия, которые Франциско прилагал к тому, чтобы сохранять спокойствие, казалось, обращали бушевавшее в нем неистовство против него самого; порыв, которому он сопротивлялся, сковывал его мускулы мучительной габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск Но рука Франциско дрожала еще сильней, когда он помогал Галту прикурить. Она приукрашивала действительность в угоду денежным мешкам, которым прислуживала. — Он распахнул дверь и вышвырнул Ферриса вон на глазах у перепуганного охранника. Разреши, я сначала выскажусь, и не отвечай, пока я не закончу. Отлично. «Смогу ли я разобраться в собственных мотивах, которые привели меня сюда?» — думал он. Она не знала, что и подумать: то ли он в восторге, то ли на грани нервного срыва. Но она ведь всегда обожала, защищала его; в его глазах она выступала представителем того человека, он и женился на ней из-за этого, так что сейчас она оказалась как нельзя кстати, и он злобно крикнул ей: — Знаешь, кого я сегодня разложил? Догадываешься? — Нет! — воскликнула она. Почему ты считаешь, что на Генри навешивают гнусное дело, а он не виноват? Я думаю, что он виновен, как никто. Ее заинтересовало, знали ли эти люди, сколько еще будут работать электрические компании Колорадо. — Ну когда ты повзрослеешь? Да я сделал все что мог, чтобы выбросить Скаддера на свалку! Кого-то ведь надо было. Одному Господу Богу известно, что может произойти в такое истеричное время и в такой деликатной ситуации. Он вспомнил ее постоянное презрение к его работе, его заводам, его металлу, его успехам; вспомнил, как она хотела, чтобы он хоть раз напился; ее попытки подтолкнуть его к неверности, ее удовольствие при мысли, что он скатывается на уровень пошлой любовной интрижки, ее ужас, когда она обнаружила, что это любовное увлечение оказалось не падением, а восхождением.

габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск Он спрашивал себя, почему она настояла на том, чтобы жить с ним.

Когда она вошла в приемную, на лицах ее сотрудников появилось выражение, в точности повторяющее выражение лица утопающего, которому бросили спасательный круг. Он кивнул, поняв, что стояло за этим восклицанием. — А заключенный? — А… да, кажется, есть. Рассеянно и равнодушно он продолжал играть шариками, время от времени бросая их. Техник снова и снова без толку нажимал на кнопку. И не находила ответа. Слова были обязательством, габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск смысл которого они не хотели раскрывать. Он видел гнусность и ничтожность врага, разрушающего мир, словно после многолетних поисков среди всеобщего опустошения, руин огромных заводов, обломков мощных двигателей, трупов непобедимых героев наткнулся на разрушителя — и нашел не могучего гиганта, а крысу, готовую улизнуть в нору при звуке шагов человека.

И ничего, кроме денег, мы от тебя не видим. Она почувствовала, как кровь застучала в висках от гнева, и вспомнила о нотках страдания, которые постоянно звучали в голосе Джима. Ты не мог бы, в порядке одолжения, зайти сегодня ко мне? Ведь мать просит сделать ей одолжение. Короткий провод соединял машину с аккумулятором, находившимся позади нее. Чувства страха и вины габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск гнездятся в вас, они реально живут в вашем сознании, и вы это заслужили, но источник их отнюдь не в тех искусственных причинах, которые вы изобретаете, чтобы объяснить их себе; они проистекают вовсе не из вашего эгоизма, слабости или невежества, а из подлинной и серьезной угрозы вашему существованию: страх — потому что вы выбросили инструмент вашего выживания, вина — потому что вы сознаете, что сделали это по собственной воле. «Это измена обществу — освещать в непатриотических тонах трагическую потерю Хэнка Реардэна. — Куда вы собираетесь ехать? — Я не могу ответить. — Джин, гений — это предрассудок, — медленно проговорил доктор Феррис, странным образом подчеркивая каждое слово, будто знал, что называет то, что не имело обозначения в их умах. Сверху, за стеклянной панелью, она могла различить помещение, откуда вниз на нее смотрели два ряда лиц: рыхло-тревожное лицо Джеймса Таггарта, рядом с ним сидела Лилиан Реардэн, успокаивающе держа его за руку, далее сидел человек, прилетевший из Вашингтона и представленный ей как Чик Моррисон, за ним — группа молодых людей из его комитета, которые рассуждали о процентной кривой интеллектуального влияния и вели себя как полицейский патруль на мотоциклах. Раздеваясь, чтобы лечь в постель при первых лучах восходящего солнца, она чувствовала насыщенное, радостное, беспричинное нетерпение, желание поскорее встретить зарождающийся новый день.

Только он бы скорее сдох, чем сделал это. — А ты что, считаешь, что все это можно остановить? Она взглянула на рельсы под ногами: — Нет. — Мистер Денеггер примет вас через минуту. Теперь ее место заняла безразличная ко всему незнакомка, ничем не отличавшаяся от лощеной публики вокруг. Я настолько презираю эту линию, что не захотел стать свидетелем ее скоропостижной кончины. Я тоже не знал этого, пока не увидел его, — он показал на Галта, — и он не сказал мне об этом. Я обращаюсь только к габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск чувствам, Генри, даже если мы их и не заслужили.

Она ничего не узнала — ни причины задержек, ни когда будут готовы дизельные двигатели. — Я сыт по горло этим Вайетом. Но здесь замешано что-то большее. Деньги утекут не к тем, кто лучше всех производит, а к самым продажным. Горько усмехнувшись, Реардэн подумал, что оружие больше пригодилось бы ему на заводе, а не в мирной тишине ночи. Она видела тогда, как на минуту замерло движение лицевых мышц мистера Томпсона, а потом лицо расплылось в широкой, сияющей улыбке, без слов сказавшей ей, что он этого не ожидал, но приветствует, что он рад задеть в ней живую струну и что таких людей он габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск и одобряет. У него были темные глаза и растрепанные волосы. Она способствует демократизации промышленности. Из всех мест, на фоне которых Дэгни доводилось его видеть, это подходило ему больше всего. — Это нелепо! Так не пойдет! Меня ничто не остановит! Я не дам ему уйти! — Он показал на мат. Там все было залито кровью… Конечно же, можно простить человека, когда он тихо, по собственной воле уходит из жизни. Она находила удовольствие в быстрых, точных движениях своих габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск Хотите, чтобы я убрал свой металл с рынка? Почему? — Лишь на несколько лет, мистер Реардэн. Затем он думал только о противостоянии отвращению. А они продолжают утверждать, что вагоны нам отправят, что мы все успеем. Самое большое мошенничество заключалось в том, что они верили в то, что говорили.

Лучшая статья о габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск на 2019 год

Из всех статей на тему "габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск" чаще всего открывали следующую.

Он, как и она, прекрасно понимал, насколько опасно проезжать город на такой огромной скорости. Она увидела аэропорт Эфтона за несколько миль, сначала скопище искр, затем яркий блеск белых лучей. Он был единственным человеком, который считал вполне естественным, что именно Дэгни, несмотря на то что она женщина, является вице-президентом огромной компании. Она сама не знала, почему перешла на шепот, когда спросила: — Неужели вы считаете, что было бы лучше, если бы этот мост рухнул? — Я этого не говорил, — резко ответил Таггарт. Она решила, что дальше все пойдет, как она и предполагала. Его присутствие в тоннеле поддерживало ее в движении в течение всех этих дней, так же как его присутствие в городе поддерживало ее в течение всего этого лета, так же как его присутствие где-то в этом мире поддерживало ее в течение тех лет до того, когда она впервые услышала его имя. Она не собиралась высказываться яснее, но, увидев взирающего на нее Реардэна, улыбнулась и сказала: — Что ж, возьмем, к примеру, вашу невестку, мисс Таггарт. — Ты же сможешь взять пару недель отпуска? — спросил Реардэн. — Я не буду иметь дела с вашей компанией. Почему он не отвечает? Почему от него до сих пор нет никаких вестей? А что, если они обнаружили и убили его? Всякое можно предположить… Вот я и решил, что вы можете что-то предложить, что вам известно, жив ли он… — Он закончил с вопросительной интонацией. Он вздохнул и, застегивая пальто, повернулся, чтобы уйти. И пока ты будешь бороться за спасение «Таггарт трансконтинентал», я буду работать на ее разрушение. Она растворилась как личность, исчезла как человек, от нее осталась только функция — способность видеть его, и в этом только и было габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск значение, единственная цель без габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск дальнейшего развития. — Это ошибка, мистер Реардэн! Всего лишь весьма неприятная ошибка! Это уведомление… оно предназначалось не для вас.

габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск — Они расхаживали по залу и повторяли скучные, бессмысленные вещи, которые говорят где угодно.

— Да ничего тебе не жаль. Моя система ценностей, думала она, мои жизненные установки не могли привести меня к этому: я никогда не видела прелести в мечтах о невозможном, а возможное никогда не считала недоступным… И вот это случилось, а ответа у нее не было. — Это было сказано просто; очевидно, она не хотела вызывать его недовольство. Я ведь не из тех сучек, что на ней ошиваются. У него было имя, заслуги и признание, но все это использовалось для освящения власти бандитов. У него в кошельке осталось всего несколько габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск долларов, не больше. Больше им ничего не нужно было говорить друг другу. Это просто дар анонимного поклонника. Тебе это нужно. Она не вслушивалась, заметила только, что ее рука, подносящая ко рту сигарету, движется в такт музыке. Когда она взглянула на него, он увидел в ее глазах то же выражение, но еще более сильное, отчего она казалась совершенно беспомощной и покорной.

Вы не хотели, чтобы я умер, потому что знали об этой зависимости. — …как Эллис Вайет, мистер Реардэн? Как Эндрю Стоктон? Как ваш друг Кен Денеггер? — Да! — А вы бы это одобрили? — Я… — Реардэн замолчал, удивленный собственной мыслью. — Тебе нравилось спать с ним? — Да. Он заставил ее сесть и, не прикасаясь к ней, протянул габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск вдоль спинки дивана, словно взяв ее под надежную защиту. — Вы выразили свое желание. Поезда пускать бесполезно. — А как вы обмениваетесь с жителями других мест? — Мы не ходим в другие места. Вы даже можете счесть странным, что я позвонила вам. — Мне нравится, что это будет твоим. Ты слишком легко отказываешься от собственного удовольствия. Необычное, почти эстетическое чувство вызвало у Реардэна презрение к пареньку, но не обиду. Теперь, наверно, уже никто. — О… по-моему, я что-то слышал о вас, мэм, в былые времена. Ему было пятьдесят три года. Но иначе вы жить не можете; альтернатива этому — смерть при жизни, то, что вы наблюдаете сами в себе и вокруг себя. — Конечно, только не звучит ли это слишком просто, не философски? Как мы можем быть нынче в чем-то уверены? — Джим, — вскинулась она, — ты должен помочь мне. — Как «так»? — Слова относительны. Они слишком хорошо живут. Но ты еще не готова порвать со всем и присоединиться ко мне — не надо возражать, я это знаю, — и если я предпочел взять то, что еще не полностью принадлежит мне, я должен за это заплатить. Все принимали случившееся с долей юмора, с иронией и вызовом, с горьким смехом обреченных жертв, чувствующих, что они отомщены. — Это не мое, — сказала она с грустью. Ваше незыблемое чувство собственного достоинства должно подсказать вам это. Она оглядела лица людей на вокзале; если он должен умереть, подумала она, если он должен погибнуть от рук руководителей их системы, чтобы эти могли и дальше есть, спать и путешествовать, — почему я должна продолжать работать и обеспечивать их поездами? Если бы я неистово взывала к ним о помощи, разве хоть один из них встал бы на его защиту? Разве они хотят, чтобы он жил, те, кто слушал его? После полудня ей в кабинет доставили чек на пятьсот тысяч долларов; его принесли с букетом цветов от мистера Томпсона.

— Конечно, мисс Таггарт! Безусловно! Вознаграждение ваше! Вам будет выслан чек на полную сумму. — Ну и?. Она понимала, что теперь в их самолете было все, что осталось от Нью-Йорка. Гордость есть признание того факта, что вы сами — высшая ценность и, подобно всем человеческим ценностям, эту ценность тоже нужно заработать; что, лишь создавая самого себя, вы окажетесь способными достичь всего, чего вы можете достичь; что ваш характер, поступки, желания, эмоции определяются вашим разумом; что подобно тому, как человек должен производить материальные ценности для поддержания своей жизни, он должен созидать себя, чтобы его жизнь стоило поддерживать; что подобно тому, как человек создает собственное благосостояние, он создает и собственную душу; что без чувства собственной значимости жить нельзя; но если жизнь лишена бессознательных, изначально данных ценностей, у человека нет и изначально данного чувства собственного достоинства и его приходится обретать, преобразуя душу в соответствии со своим нравственным идеалом, по образу Человека, существа разумного, которого каждый от рождения способен из себя сотворить, но акт творчества не навязывается, а выбирается; что первой предпосылкой к возникновению чувства самоуважения служит тот лучезарный эгоизм души, который побуждает искать лучшего во всем, будь то нечто физическое или духовное, душа, стремящаяся прежде всего к моральному самосовершенствованию, ценя превыше всего себя; что знаком достигнутого самоуважения является дрожь презрения и бунт против назначенной вам роли животного, обреченного на ритуальное заклание, против низкой дерзости любого учения, предлагающего пожертвовать незаменимой габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск — вашим сознанием и несравненным великолепием — вашим бытием в угоду слепому бегству от действительности, нравственному застою других. В гневном напоре ее голоса звучал торжествующий смех, она высоко подняла голову, глаза, казалось, устремились к какому-то далекому виде?нию, и от этого сияние на ее лице выглядело не отражением света в студии, а отблеском восходящего солнца.

Письмо содержало два предложения: «Я его встретил. — Верю, что это так. Если вы хотите отсюда выбраться. Он мог стать президентом местного юношеского клуба, но игнорировал все попытки его руководителей принять в клуб самого именитого наследника в мире. Если позвонят оттуда, придется отвечать; его ловкий секретарь знает, чьи голоса весомей распоряжений босса. Он с габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск заметил, что девушка пристально вглядывается в его лицо — с таким беспокойством и заботой, какой никто не проявлял к нему раньше. Он не скрывал, что понимает: он не может ни на что претендовать, ни о чем просить, он готов ко всему, что с ним сделают. Вот так же, размышляла Дэгни, исчезла с лица земли Атлантида, остров, канувший в воды океана, и все те другие царства, которые оставили после себя ту же легенду во всех человеческих культурах и языках — и то же томление. — Ты отправишься прямо в Нью-Йорк, Дэгни? — спросил он спокойным, приветливым тоном хозяина, достающего бутылку доброго старого вина. Они будут ездить по вашей железной дороге и глумиться над вами, кощунствовать, поскольку вам ничего не должны.

Увидев выражение его лица, она поняла, габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск люди расступались перед ними. От нее осталось лишь несколько островков бетона, торчавших из усеянной ямами и выбоинами длинной полосы смолы и грязи. Это факт. В ней появилось странное, легкомысленное равнодушие, словно ее внезапно оставили все желания, кроме желания отдаться успокаивающему ощущению полной беззащитности. Это был небольшой частный аэродром, обслуживающий редкие рейсы последних оставшихся в Эфтоне промышленных концернов. — Вы понимаете, что я слишком занят и что это означает перебой в моей работе? — О да, — небрежно подтвердил доктор Феррис. Реардэн хохотнул: — Ты спас мне печь. Казалось, она впервые чувствовала себя уверенно в своем доме. Вас ненавидят не за ваши ошибки, а за ваши достижения. — Мне кажется, я никогда ничего не чувствовала. Ослепленная яростью, Дэгни видела длинную полоску бетона, в трещинах которого росла трава, когда-то бывшую скоростным шоссе, видела искаженную нечеловеческим усилием фигуру человека, пахавшего землю плугом. Но сначала я хочу, чтобы вы ответили на вопрос: если вы понимаете природу вашего бремени, как вы можете… За окном раздался пронзительный вопль аварийной сирены, ракетой ворвавшийся в небо. Трибуны поставили совсем недавно, и дерево, казалось, тоже потело — он видел, как выступали и сверкали на солнце капли смолы. — Доктор Феррис улыбался с обезоруживающей откровенностью: — Да-да, мы не пользуемся любовью друг у друга, как и у вас, рядовых граждан. И не забывайте, вы единственный, с кем он согласился встретиться.

Это прозвучало не как извинение, а как констатация разделенного чувства. габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск уж вы хотите зарабатывать на перевозках моей нефти, вы должны быть так же хороши в своем деле, как я в своем. Оставшуюся треть суммы Ларкин занял у самого Реардэна. За ней в кабину взобрался Логган, затем Макким. — Он отскочил на несколько шагов назад. Мы не бежим от смерти, мы стремимся жить. Семеро остальных охранников смотрели на Реардэна с суеверным трепетом и неуверенностью. Похоже, их Госплан имел серьезные виды на медь Сан-Себастьян. Нет ни правых, ни виноватых, мы — и те и другие — все вместе, мы все люди, а человек несовершенен. Феррис ничего не ответил. — Он щелчком включил лампу на ее столе, которую она, поглощенная работой, забыла включить с наступлением сумерек. Ему было трудно сосредоточиться. Он увидел сиявшие на дне океана башни Атлантиды. Я тот, кто знает источник этих чувств и их значение, тот, кто эти некогда испытанные вами чувства положил в основу всей своей жизни. Никто не видел, как она вошла; в приемной никого не было; огромное здание Таггарта казалось необычайно тихим. Но тебе нельзя принять и мою сторону, пока мы у них в руках. Галт не последовал за ней, когда она спустилась из кабины на землю. Был зачитан акт о национализации — под звуки пожарных сирен и тревожные возгласы. Он подумал о всех особях животного мира, которые тренируют свой молодняк в искусстве выживания: кошка обучает котят охотиться; птицы прикладывают огромные усилия, чтобы поставить на крыло свое габбро-диабаз карелия оптовые продажи Норильск потомство, а человек, инструментом выживания которого является его мозг, не только не способен научить ребенка думать, но даже посвящает образование своих детей целям разрушения разума, убеждая их, что мысль эфемерна и зла, еще до того, как они начнут думать. — Людям подобает испытывать хоть какое-нибудь чувство к родному штату, преданность ему… А они бегут.

Другая полезная информация

на нашем сайте самыми просматриваемыми страницами являются следующие: